Советские башенные артиллерийские установки



Архаика с умом: зачем Россия воскрешает устаревшие советские гаубицы

Морально устаревшие российские буксируемые гаубицы получат новую жизнь – специалисты «планируют оснастить их современным автоматизированным и электронным оборудованием. Так ли необходим такой шаг и насколько целесообразно модернизировать оружие прошлого, разбиралась «ПолитРоссия».

«Умная» артиллерия

Всероссийский научно-исследовательский институт «Сигнал» (входит в состав госкорпорации «Ростех») займется разработкой комплекта унифицированного оборудования, которое обеспечит автоматический ввод данных для стрельбы и наведение на буксируемых орудиях. Таким образом, классические гаубицы, которые сами военные нередко именуют «кабриолетами», смогут достичь уровня высокоэффективных артиллерийских систем. Специалисты ВНИИ «Сигнал» уже провели ряд научных изысканий, в рамках которых исследовалась возможность автоматизации ствольной буксируемой артиллерии для резкого повышения ее эффективности. И принципиальная возможность такой модернизации подтверждена официально. Как сообщается, разработкой новой системы конструкторы займутся уже в самое ближайшее время.

Как известно, на вооружении российской армии, наряду с самоходными артиллерийскими установками, сегодня имеется целый ряд буксируемых орудий, ввод данных для стрельбы, наведение на цель и огонь в которых ведутся в ручном режиме боевыми расчетам. Однако требования современных боевых действий предполагают все более высокую степень автоматизации средств поражения в рамках единой разведывательно-ударной системы. В частности, для артиллерии предполагается автоматизированное получение по каналам связи информации о целях противника и координатах, автоматическое наведение и расчет момента открытия огня. Из-за ручного управления несамоходные гаубицы лишены возможности полноценной интеграции в единое инфополе в режиме реального времени.

Как отметил в беседе с корреспондентом «ПолитРоссии» член-корреспондент Российской академии ракетных и артиллерийских наук, военный эксперт Константин Сивков, любую артиллерийскую систему, тем более буксируемую (то есть не имеющую ограничений по ходовой части), можно модернизировать для сокращения времени реакции, повышения точности ведения огня, возможности быстрого свертывания и развертывания. При этом сама модернизация может осуществляться сразу по нескольким направлениям.

«Первое заключается в повышении точности стрельбы за счет сопряжения с современными системами выдачи и указания цели, в частности со станциями артиллерийской разведки. Второе – это сокращение времени реакции, то есть времени с момента постановки задачи до выпуска огня. В третьих, может быть проведение модернизации системы зарядки, что позволит повысить темп огня и сократить время выполнения задач», – объясняет эксперт.

Что касается модернизации артиллерийского решения, то есть изменения баллистических характеристик орудия, то такие задачи тоже ставятся перед конструкторами. Вариантов здесь может быть сразу несколько: это и применение нового ствола, и повышение объема порохового заряда, и применение новых форм снаряда – за счет всех этих факторов может быть улучшена боевая мощь практически любой гаубицы.

Об этом же говорит и военный эксперт и директор Музея войск ПВО России, полковник в отставке Юрий Кнутов. В интервью нашему изданию он подчеркнул, что такая автоматизация в несколько раз сократит цикл боевого управления, а также обеспечит ее встраивание в автоматизированную систему управления войсками.

«Включение таких орудий в автоматизированную систему управления происходит сегодня по всему миру. Можно, конечно, создавать новые самоходные гаубицы, и мы это тоже делаем. И, если говорить о самоходках, то тут мы и вовсе идем впереди планеты всей. Но с обычными буксируемыми орудиями были некоторые проблемы. Главное – это вопрос быстродействия. С момента получения информации о цели до ввода координат проходит немало времени, за которое цель может переместиться, из-за чего падает точность поражения. Когда же все делается в онлайн-режиме, это соответствует требованиям сегодняшнего дня», – отмечает Кнутов.

По его словам, нельзя не отметить и сам факт замены привычного боевого расчета, состоящего из нескольких человек, на автоматику. В этом контексте автоматизация позволит исключить человеческий фактор и сведет на нет ошибки при наведении орудия и непосредственно стрельбе. Недооценивать их нельзя, ведь ошибочное наведенное оружие может ударить и по своим войскам.

Американский пример

Говоря о практике переоснащения буксируемых гаубиц, нельзя не отметить и опыт других стран в этом направлении. Как отмечает Юрий Кнутов, наибольшего успеха здесь добилась страна, неизменно занимающая первые строчки во всевозможных рейтингах лучших армий мира, – Соединенные Штаты Америки. Штаты, во многом как и Россия, имеют богатую историю использования буксируемой артиллерии, которая также постоянно проходит и через всевозможные этапы модернизации.

«Не только мы, но и многие другие страны мира разрабатывают такие системы. В первую очередь это, конечно, США. Их технологии спокойно позволяют вводить данные с тех же беспилотников и моментально передавать их на орудие. И этот момент – секунда, – по сути, является самым драгоценным. Чтобы не было даже таких потерь, и вводится система наведения орудия. Устанавливается небольшой электродвигатель, который, исходя из поступивших данных, моментально отрабатывает наводку и под контролем боевого расчета производит огонь», – объясняет эксперт.

В частности, в США и некоторых других странах НАТО для аналогичных целей используют 155-миллиметровую гаубицу M777 производства BAE Systems. Орудие поступило на вооружение Сухопутных войск и Корпуса морской пехоты в 2005 году, сейчас в распоряжении американских военных находятся более 900 единиц. Самая первая модификация этой пушки имела систему оптического управления огня, в дальнейшем к ней добавились источник питания, система GPS, инерциальная навигация, радиоприемник, дисплей, автомат заряжания и новая система управления огнем. В настоящий момент M777 активно используется американскими военными в Сирии, Ираке и Афганистане.

Также ВС США и их союзники используют 105-миллиметровые гаубицы М119, способные эффективно уничтожать легкобронированную технику противника и укрепленные объекты на расстоянии до 19 километров. Пушка поступила в войска еще в 1989 году и успела послужить американским военным во многих горячих точках. Впоследствии оружие было модернизировано: в 1998 году на него были установлены новые прицельные приспособления, в 2013 году – цифровая система управлением огнем и инерциальная навигационная система.

Несмотря на то, что в 2018 году в американском Минобороны заявили о планах по созданию новой буксируемой гаубицы, в Пентагоне по-прежнему не собираются отказываться ни от M777, ни от M119. Как считает Юрий Кнутов, это абсолютно оправданное и логичное решение – обе пушки отличаются хорошими баллистическими данными, которая остается вполне конкурентоспособной и по сей день. По такому же пути, уверен эксперт, следует идти и России – как минимум подобная модернизация окажет позитивный эффект с точки зрения экономии средств и повышения точности, как максимум – оснастит российскую армию принципиально новыми артиллерийскими орудиями.

Советское наследие

Из отечественной буксируемой артиллерии в составе ВС РФ находится 200 единиц (150 экземпляров на вооружении сухопутных войск, 50 пушек на вооружении береговых войск ВМФ РФ) 152-миллиметровой гаубицы 2А65 «Мста-Б» – буксируемого варианта самоходной артиллерийской установки 2С19 «Мста-С», разработанного еще в 1976 году. Помимо этого, на хранении в российских складах находится еще свыше 600 единиц данного орудия. Также нельзя не вспомнить и про другую оставшуюся с советского периода «реликвию» – 100-миллиметровую буксируемую противотанковую пушку МТ-12 «Рапира», впервые произведенную в 1970 году.

Как отмечает Константин Сивков, обе пушки, несмотря на свой солидный возраст, по-прежнему остаются крайне эффективным оружием даже в сравнении с более молодыми западными аналогами. Например, «Мста-Б» значительно выигрывает у американских M777 и M119 в дальнобойности – 29,8 километра против 24 и 19 километров соответственно. Показатели «Рапиры», правда, выглядят значительно скромнее – она способна стрелять на расстояние от 3 до 8 километров в зависимости от типа выбранного снаряда. Впрочем, в ее случае это некритично – пушка заточена исключительно на стрельбу по танкам. Более того, подчеркивает Константин Сивков, если рассматривать 2А65, то ей по силам соперничать и с современными зарубежными самоходными артиллерийскими установками.

«Если говорить о той же гаубице «Мста-М», то она полностью отвечает современным требованиям. Она превосходит американскую самоходку M109 по дальности стрельбы и по темпу огневой производительности, и лишь немного уступает по дальности стрельбы немецкой Panzerhaubitze 2000. А, вот, например, наша новая пушка «Коалиция» и вовсе превосходит все зарубежные образцы – ее дальность стрельбы достигает 70 километров, и такого нигде больше нет», – объясняет Константин Сивков.

По его словам, под «Коалицией» в данном случае стоит понимать не самоходный артиллерийский комплекс 2С35, а его буксируемую версию – пушку-гаубицу Д-400, разработка которой ведется с 2018 года. Она изначально будет оснащена новейшим автоматизированным оборудованием и будет представлять собой новое слово в отечественной буксируемой артиллерии. Впрочем, считает Юрий Кнутов, на сегодняшний день свое слово еще не сказали даже советские раритетные гаубицы. И с новой электроникой у них, без сомнения, появится такая возможность.

«У нас, в принципе, большое количество действительно мощных буксируемых артиллерийских орудий. Можно смотреть даже на период Второй мировой – например, на 152-миллиметровую гаубицу Д-1, появившуюся еще в 1943 году. Есть легендарная 122-миллиметровая гаубица Д-30, по сей день остающаяся одной из самых популярных в мире артиллерийских систем. Она не только стоит на вооружении – она по-прежнему выпускается в некоторых странах. В Перу, например, ее установили на легкий танк. То есть проблем с модернизацией быть в данном случае не может», – рассказывает военный эксперт.

По его словам, в случае использования современных активно-реактивных снарядов гаубица Д-30 способна поражать цели на расстоянии до 22 километров, что делает ее абсолютно конкурентоспособным оружием по части баллистических характеристик. Таким образом, воскрешение архаичных, на первый взгляд, пушек и гаубиц окажется действительно выгодным решением.

Вопрос целесообразности

Впрочем, не стоит забывать, что любая модернизация требует значительного вложения средств, вследствие чего невольно возникает вопрос: будет ли стоить всех затраченных усилий итоговый результат? По мнению экспертов, рассуждать над ответом на этот вопрос можно долго, однако разумнее всего будет прибегнуть к банальным цифрам. На сегодняшний день на хранении у российской армии находятся порядка 700 установок Д-1, более 4 тысяч гаубиц Д-30, свыше 2 тысяч пушек «Рапира» и, как уже было сказано ранее, примерно 600 единиц гаубицы «Мста-Б». И все это без учета тех установок, которые на данный момент по-прежнему стоят на боевом дежурстве.

Безусловно, отмечают эксперты, далеко не все из них будут модернизированы, однако общее количество таких систем говорит о главном – Россия, не тратясь на глобальные новые разработки и решения, способна в несколько крат увеличить свои артиллерийские возможности за счет создания комплекта унифицированного оборудования. О том, насколько такой процесс может осовременить кажущееся устаревающим оружие, наглядно говорит пример самоходной пушки «Малка» – модернизированного варианта пушки 2С7 «Пион», созданной в 1980-х годах.

«»Малка» – это самая мощная самоходная пушка в мире, если сравнивать со всеми образцами, находящимися сейчас в составе вооруженных сил разных стран. Один ее снаряд весит под 100 килограммов – такого нет больше ни у кого. И, если «Пион» был, что называется, на голом железе, то «Малка» получила новую гусеничную платформу и системы навигации, связи и управления огнем. Самому же боевому модулю время, по сути, не страшно. Точно так же будет и с нашими гаубицами», – объясняет Юрий Кнутов.

По его словам, если следить за примером все той же «Малки», то после модернизации она получила возможность интегрироваться в автоматизированную систему управления войсками и оружием. Такое же будущее уготовано и для буксируемых гаубиц. Уже сейчас в РФ создаются разведывательно-ударные системы, предполагающие объединение всех боевых и информационно-разведывательных средств в сеть, что должно обеспечить превосходство над противником за счет повышения скорости, точности и эффективности поражения целей. И, отмечает эксперт, гаубицы прошлого века имеют все необходимые приводы для встраивания в такую систему.

Гораздо более сложным является поиск ответа на вопрос о роли самой буксируемой артиллерии в текущих условиях. Некоторые эксперты всерьез рассматривают несамоходные гаубицы как своего рода анахронизм, не играющий серьезной роли в современной войне. Более того, крайне невысокая мобильность делает их легкой целью для атак противника. Как считает Юрий Кнутов, это замечание действительно верно, но верно лишь отчасти.

«Минусы, конечно, есть в любой ситуации. Самый главный заключается в том, что боевой расчет слабо защищен от пуль и осколков снарядов противника. Если в самоходках используется противоосколочная броня, а сами они обладают лучшей скоростью и проходимостью, то буксируемые орудия всего этого не имеют. Но там, где не требуется использование артиллерии на поле боя, и нет угрозы жизни, такие гаубицы будут очень эффективны. Отстрелялись и уехали, что называется», – уверен эксперт.

Константин Сивков, в свою очередь, отмечает, что при очевидных минусах – это большое время развертывания, реагирования и ухода с позиции, отсутствие брони – буксируемые гаубицы обладают и неоспоримыми преимуществами, в ряде случаев делающими их более выгодными в использовании по сравнению с самоходными установками.

«У буксируемой артиллерии есть целый ряд достоинств. В первую очередь это значительно меньший вес по сравнению с самоходными орудиями. То есть буксируемые гаубицы проще перемещать по дорогам, по воздуху и так далее. Одно дело взять 2С19 весом более 45 тонн, и совсем другое – 2А65 весом в 7 тонн. Разница очень ощутимая, особенно для перевозки по воздуху», – объясняет Сивков.

Собственно, именно понимание главных достоинств подобных гаубиц и позволит грамотному командованию снизить все возможные риски. Так, американские M777 и M119 используются преимущественно для боевых операций в труднодоступных горных районах. В этом же направлении должна действовать и российская армия – задействовать «умную» буксируемую артиллерию не на основных, а на второстепенных театрах военных действий.

«Если мы говорим о линии соприкосновения НАТО, там гораздо целесообразнее использовать самоходные орудия, оснащенный опять же аналогичными системами. Если же речь идет о нашем южном подбрюшье – границе со среднеазиатскими республиками – то там куда целесообразнее использовать как раз буксируемые орудия. Потому что низкая стоимость, высочайшая точность, минимум расходов на модернизацию», – резюмирует Юрий Кнутов.

Ранее «ПолитРоссия» приводила мнение аналитиков американского издания The National Interest, объяснивших, какими неприятностями может обернуться для США недооценка эффективности российской системы противовоздушной обороны.

Читайте также:  Установка кондиционера воронеж свои люди

Источник

А. В. Платонов «Артиллерийские башни главных и противоминных калибров советских кораблей»

В начале второй половины XIX в. бортовое расположение корабельной артиллерии вступило в неразрешимое противоречие, как со вновь создаваемыми артиллерийскими системами, так и с требованиями тактики нарождающегося парового броненосного флота. Рост калибра и длины орудий, значительное увеличение реакции выстрела привели к необходимости введения металлических орудийных станков, что в совокупности резко ухудшало весогабаритные характеристики установок. При одном и том же водоизмещении корабль «мог себе позволить> меньшее количество орудий, нежели раньше, а их деление на батареи правого и левого бортов еще более сокращало огневые возможности. С другой стороны, появление паровых машин, позволяло кораблю независимо от ветра энергично маневрировать в бою и занимать, в том числе, позиции на носовых и кормовых курсовых углах цели, там, где противник не мог использовать бортовую артиллерию.

А. В. Платонов "Артиллерийские башни главных и противоминных калибров советских кораблей"

Требования тактики применять наибольшее количество стволов артиллерии на любых курсовых углах привело сначала к попыткам использования подвижных орудий, которые могли перемещаться по специальным рельсам в нужных направлениях, а затем к созданию вращающихся орудийных установок — башен и барбетов. Первым башенным броненосцем должен был стать «Роял Соверен», переоборудуемый англичанами из деревянного винтового трехдечного линейного корабля; однако пока шла переделка, в Северной Америке в 1862 г. построили и опробовали в бою первый в мире башенный броненосец «Монитор». Идея монитора пришлась «по вкусу» ведущим морским державам, аналогичные корабли начали строить и в России, причем башенные установки почти полностью повторяли свой американский прототип. Как видно из рис. 1, на платформе располагались два 229-мм орудия, которые для заряжания с дула и во время перехода морем втягивались внутрь башни, пушечные амбразуры закрывались тяжелыми вращающимися ставнями. Нижней своей частью башня лежала на палубе, и для ее поворота требовалось поднять всю конструкцию на центральном штыре с помощью клина, загонявшегося под него раздвижным упором. Механизм горизонтального наведения находился вне башни и связывался с зубчатым погоном посредством червячной передачи; естественно такая башня не могла отслеживать движущуюся цель, и для точной наводки приходилось маневрировать кораблем.

А. В. Платонов "Артиллерийские башни главных и противоминных калибров советских кораблей"

Башенные установки прошли слож­ ный эволюционный путь и достигли совершенства накануне второй мировой войны. Современная артиллерийская башенная установка состоит из качаю щейся, вращающейся и неподвижной частей. Под качающейся частью пони­ мается орудие с механизмами верти­ кального наведения, а под вращающей­ ся — собственно бронированная башня с механизмами горизонтального наве­ дения, подачи боеприпасов и заряжа­ния орудий, с прицелами и т. д. У ба­шен крупного калибра внизу монти­ руется цилиндрическая конструкция, включающая одну или несколько пло­ щадок, служащих для перегрузки бое­ запаса с невращающейся части на вра­ щающуюся и соединенные с боевым от­ делением, т. е. с самой башней, подъ­ емниками. Неподвижная часть пред­ ставляет собой бронированный верти­ кальный цилиндр («жесткий барабан»), по верхнему ободу которого на спе­ циальных шарах или катках поворачи­вается в горизонтальной плоскости баш­ ня, внутри цилиндра располагаются тракты подачи боеприпасов к орудиям, а в нижней его части имеются прохо­ ды для сообщения с погребами. До первой мировой войны и погреба бое­ припасов находились внутри цилиндра, но в Ютландском бою в башни глав ного калибра нескольких линейных крейсеров англичан попали крупные снаряды противника, пробили верхнюю броню и разорвались внутри. Это вы­ звало воспламенение подготовленных к заряжанию зарядов в боевом отделе­ нии башен и трактах подачи; образо­вавшийся мощный форс огня ударил в погреб и вызвал взрыв боезапаса, при­ ведший к гибели кораблей. Аналогич­ная трагедия произошла и с нашим линкором «Марат» 23 сентября 1941 г. в Военной гавани Кронштадта; прав­ да взрыв носового погреба главного калибра не привел к полному уничто­ жению корабля — после ремонта он использовался как плавучая батарея, ведя огонь по противнику из оставших­ ся трех башен.

Первой советской артиллерийской башней стала установка Б-1-К для крейсера «Красный Кавказ»; специфи­ ка состояла в том, что она создава­ лась не для вновь спроектированного, а для достраивавшегося по новому проекту старого корабля. В частности, эта одноорудийная башня имела сла­ бое бронирование, но зато позволяла обеспечивать небывало большой угол возвышения и заряжание на всех этих углах. К недостаткам Б-1-К нужно от­ нести отсутствие системы продувания орудийного ствола, что приводило к большой загазованности, особенно при интенсивной стрельбе, не предусматри­ вались дальномер и башенный автомат стрельбы, и потому в случае выхода из строя центрального артиллерийского по­ ста огонь можно было вести только «на глазок». В целом же следует от метить, что создание Б-1-К явилось закреплением советскими специалиста­ ми русского опыта.

К моменту вступления в строй «Красного Кавказа» на повестке дня уже стоял вопрос о постройке первых советских крейсеров типа «Киров». Проектировщики стремились не выйти за рамки назначенных водоизмещения и главных размерений, но в тоже вре­ мя во чтобы то ни стало вооружить их 180-мм орудиями, что привело к со­зданию трехорудийной башни МК-3-180 (МК — морская корабельная), в кото рой все орудия Б-27 (Б — завод изго­товитель «Большевик») размещались в одной люльке, т. е. вертикальное на­ ведение всех стволов осуществлялось одновременно и одним наводчиком. Это заметно уменьшило ширину установки, но снизило живучесть, так как закли­ нивание одного орудия сразу приводи­ ло к выводу из строя всей башни. МК-3-180 впервые в отечественном флоте оснастили дальномером и прибо­ рами управления стрельбой, в резуль­ тате чего каждая башня могла само­ стоятельно вести огонь по назначен­ ной цели, что повышало боевые воз­ можности в целом.

А. В. Платонов "Артиллерийские башни главных и противоминных калибров советских кораблей"

Завершают развитие артиллерий­ ских башен главного калибра крейсе­ ров установки МК-5 (рис. 2), которы­ ми вооружали корабли типа «Чапаев» и «Свердлов». Они унаследовали все лучшее от своих предшественниц. Каждое из орудий имело индивидуаль­ ное вертикальное наведение, башни оснащались дальномерами и автомата­ ми стрельбы, снаряды и заряды пода­ вались к каждому орудию отдельными элеваторами, причем заряды — в асбе­ стовых пеналах. Все это повышало взрывопожаробезопасность башен, обе­ спечивало автономность каждого ору­ дия и в целом увеличивало скорость подачи боезапаса. У МК-5 должна была быть «родная сестра» — башня МК-9, которая однако так и не во­ плотилась в металле; она предназна­ чалась для противоминного калибра ли­ нейного корабля «А», впоследствии проект 23 («Советский Союз»). Эта, совершенно идентичная МК-5 башня, отличалась бы только неподвижной частью, что диктовалось спецификой бортового расположения на линкоре. Но впоследствии четыре трехорудий ных башни в проекте заменили шестью двухорудийными МК-4, представлявши­ ми собой уменьшенный вариант МК-9, но без дальномера. Для противоминно­ го калибра начатых постройкой тяже­ лых крейсеров типа «Кронштадт» спро­ ектировали башню МК-17, которая от­ личалась от МК-4 только бронирова­ нием и массой. Следует упомянуть и о 240-мм орудийных башнях, проекти­ ровавшихся для советского рейдера, способного нести, в том числе, более десяти гидросамолетов, торпедные кате­ ра и сверхмалые подводные лодки. При массе 584 т, диаметре шарового погона 7100 мм башню хотели оснастить 10-м дальномером, обеспечить 240-мм ору­ диям с длиной ствола 60 калибров углы возвышения от —5° до 60° и ско­ рострельность 2,7—5 выстрелов в ми­ нуту.

А. В. Платонов "Артиллерийские башни главных и противоминных калибров советских кораблей"

С принятием решения по строитель­ ству в нашей стране линейных кораб­лей, началась разработка и артилле­ рийских башен для их главного калиб­ ра— 406-мм трехорудийной МК-1 (рис. 3) для проекта 23 и 305-мм трех­ орудийной МК-2 (рис. 4) для проекта 25. После перехода к разработке лин­ кора проекта 64 началось проектирова­ ние 356-мм трехорудийной башни МК-12, во многом повторявшей МК-1, только вместо шаров в ее основании предусматривались более простые по технологии изготовления катки. От по­ стройки этих линкоров тоже отказа­ лись, отпала необходимость и в МК-12; но зато конструкторы приступили к созданию проекта тяжелых крейсеров ти­ па «Кронштадт:». Эти корабли предна­ значались, в том числе, для борьбы с вашингтонскими крейсерами, вооружен­ ными 203-мм артиллерией, и должны были нести три 254-мм трехорудийные башни МК-13. Однако рассмотрение эскизного проекта Комитетом обороны 22 июня 1938 г. завершилось переори­ ентированием их против германских линкоров типа «Шарнхорст» и воору­ жением 305-мм артиллерией. Началась разработка трехорудийных башен МК-15. Но на этом перипетии с глав­ ным калибром первых советских тяже­ лых крейсеров не закончились.

1 августа 1938 г. в Чехословакию прибыла советская делегация во главе с директором завода «Большевик» Д. Ф. Устиновым и заключила дого­ вор об открытии в Праге совместного КБ при фирме «Шкода». Ожидалась разработка 280-мм трехорудийной баш­ ни с длиной ствола орудий 55 калиб­ ров при максимальном угле возвыше­ ния 45°, дальностью стрельбы 42 км и массе снаряда 360 кг (масса башни по­ рядка 650 т). Но в октябре начался Судетский кризис и создать КБ не удалось. После установления в следую­ щем году «теплых» отношений с фаши­ стской Германией, наряду с покупкой у нее трех строящихся тяжелых крей­ серов типа «Принц Ойген», линейного корабля «Тирпиц», 406-мм двухорудий ных башен заложенных линкоров «Н» и « I », мы хотели приобрести вооруже­ ние главного калибра планировавших­ ся к постройке линейных крейсеров «О», «Р» и «О» с 380-мм двухорудий ными башнями. Однако 8 декабря 1939 г. Гитлер принял решение об от­ казе в продаже двух тяжелых крейсе­ ров из трех и башен с заложенных линкоров, а затем отпал вариант с по­ купкой 380-мм башен для «Кронштад­ та».

А. В. Платонов "Артиллерийские башни главных и противоминных калибров советских кораблей"

Оценивая опыт гражданской войны в Испании, где произошел ряд боевых столкновений на море, советское воен­ но-морское руководство сделало вывод о возросшей угрозе штурмовой авиации и сочло необходимым свести до мини­ мума количество незащищенного лич­ ного состава на верхней палубе, укрыв всех в бронированные рубки и башни. Реализуя эту концепцию, приступили к созданию артиллерийских башен глав­ ного калибра для эскадренных мино­ носцев и их лидеров, причем совершен­ но идентичные 130-мм двухорудийные башни, получившие обозначение Б-2-М и Б-2-Л, отличаясь лишь брони­ рованием — модификация «Л» имела 13-мм лобовую броню при 10-мм остальной, а модификация «М» соот­ ветственно 10- и 6-мм. В отличие от башен более крупных калибров, на этих отсутствовали вращающиеся пере­ грузочные площадки — вместе с баш­ней вращались сами снарядные и за­ рядные элеваторы. Их загрузка осуще­ ствлялась в подбашенном отделении, куда из погреба подавались снаряды, а заряды поступали из погреба снача­ ла в соседнее помещение, а уже от­ туда через турникеты в подбашенное отделение. Отсутствовали в этих баш­ нях дальномеры, но предусматривались автоматы стрельбы. После ряда прора­ боток командование ВМФ пришло к выводу о нецелесообразности иметь две модификации и приняло на воору­ жение компромиссный по бронирова­нию вариант Б-2-ЛМ (рис. 5). Но пер­ вые башни, предназначавшиеся для ли­ дера «Ташкент», отличались от серий­ных неподвижной частью и обознача­ лись Б-2-ЛМ-И (итальянская). Дело в том, что на этом корабле для носовых башен имелись отдельные снарядные и зарядные погреба, а для кормовой ба­ шни весь боезапас хранился в одном помещении. Серийные Б-2-ЛМ предна­ значались для эсминцев проекта 30, ли­деров проекта 48 (тип «Киев»), прора­ батывался вариант перевооружения ими крейсера «Красный Кавказ», а также применения на различных проектах тя­ желых кораблей в качестве противо­ минного калибра. Однако унифициро­ ванная башня Б-2-ЛМ не могла удов­ летворить все требования моряков, и появляется ее более забронированный аналог — Б-28. Эта башня предназна­ чалась для речных кораблей, в част­ ности, для амурских мониторов типа «Хасан». Новая башня отличалась бо­ лее сложной конфигурацией брони, от­ сутствием центральной переборки, дел ившей боевое отделение на орудийные отсеки, прицелом, ручным вертикальным наведением орудий. С учетом малой высоты борта и осадки мониторов пере­ грузочное отделение Б-28 оказалось по сути дела в погребе, что позволило со­кратить количество перегрузок, а, сле­ довательно и расчет башни.

Читайте также:  Установка септика какой выбрать

А. В. Платонов "Артиллерийские башни главных и противоминных калибров советских кораблей"

Оригинальную, девятиугольную в плане 100-мм двухорудийную башню МК-2-4 (МБ-2-4-45) создали для днеп­ ровских мониторов. Она вращалась во­ круг 750-мм трубы, на которой размещался главный командный пункт. Но это было сделано на мониторах типа «Железняков> (проект СБ-37), а вот на их предшественнике «Активном» (проект СБ-30) РКП просто установи­ ли на крыше башни и он вращался вместе с ней. Кроме этой башни на речных кораблях устанавливали 130-мм одноорудийные башни (монитор «Удар­ ный»), 85-мм одноорудийные МК-85 (шхерные мониторы) и одноорудийные 152-мм и двухорудийные 120-мм (амур­ ские мониторы).

Таким образом в предвоенные го­ ды советскими конструкторами были созданы артиллерийские башни глав­ ных и противоминных калибров для всех классов боевых кораблей.

Рисунки Ю. В. Апалькова

1 ЦГАВМФ СССР, ф. Р-840, он. 22, д.д. 306, 564, 679, 1574, оп. 23, д.д. 24, 63; ф. Р-891, оп. 3, д.д. 1444, 1687, 3216, 3386, 3517, 3637, 3638; ф. Р-441, оп. 6, д. 13.

Источник

Советские башенные артиллерийские установки

Непростая судьба орудий особой мощности

Непростая судьба орудий особой мощности
http://vpk-news.ru/articles/7686

На кадрах фото- и кинопленки, запечатлевших сражения Великой Отечественной войны, очень часто видны советские крупнокалиберные пушки и гаубицы, бьющие по врагу. Вот почему у несведущего человека может сложиться впечатление, что уж с чем с чем, а с тяжелой артиллерией у Красной армии не было проблем на протяжении всего противоборства с вермахтом. Это, однако, далеко не так.
Мне уже не раз доводилось рассказывать о ряде негативных моментов в деятельности маршала Михаила Тухачевского. Но ничего не поделаешь, придется вновь вспомнить об одной поддержанной им «новации», что повлекло за собой весьма печальные последствия для Красной армии.

Парадоксы требуют объяснения
На мой взгляд, если бы финские историки были объективны в оценке Зимней войны 1939–1940 годов, то уже давно в центре Хельсинки возвышался бы памятник Тухачевскому с надписью: «Спасителю Финляндии». Но в Суоми до сих пор уверены, что «империя Сталина» не смогла одолеть своего северо-западного соседа благодаря гению великого полководца маршала Карла-Густава Маннергейма и исключительному мужеству финских солдат.

Но как тогда объяснить два феномена? Во-первых, за три месяца до начала Зимней войны Красная армия разгромила японские войска на реке Халхин-Гол. Потери наших и японских войск составили 6515 и 25 000 человек соответственно. Зато в Зимнюю войну РККА только убитыми потеряла 71 214 человек, а финны – 48 243 человека. Замечу, что в боях на Халхин-Голе участвовало японских самолетов и танков раза в полтора больше, чем их имелось во всей финской армии в 1939–1940 годах.

Причем выучка и вооружение финской пехоты были куда хуже, чем японской. О готовности к самопожертвованию и умении вести рукопашный бой и говорить не приходится. Наконец, финны ни с кем не воевали уже 20 лет да и большинство солдат призвали из резерва, а на Халхин-Голе дрались части, в течение многих лет сражавшиеся в Китае.

Еще более парадоксальны другие цифры: в 1939–1940 годах советским дивизиям удалось продвинуться от границы до Выборга за 2,5 месяца, а в июне 1944-го – за 11 дней! То есть наши войска в 44-м передвигались в семь раз быстрее. При этом в ходе Зимней войны Финляндия и СССР бились один на один, а в июне 1944-го Красная армия дралась на 3000-километровом фронте от Баренцева до Черного моря. И почти одновременно с наступлением на Карельском перешейке началась грандиозная операция «Багратион» в Белоруссии.

Чем объяснить подобные парадоксы? Спору нет, командование РККА в Зимней войне допустило массу ошибок. Но, безусловно, главной причиной неудач Красной армии было отсутствие артсистем, способных справиться с финскими дотами-«миллионерами» (на строительство одного уходил миллион финских марок) на линии Маннергейма.

203-мм гаубица Б-4 – самая мощная советская артсистема, принятая на вооружение к началу войны между СССР и Финляндией, могла пробить стену такого форта, только если два ее снаряда попадали в одну и ту же точку. Правда, у РККА имелась и 305-мм пушка образца 1915 года. Вес ее снаряда составлял 377 кг против 100 кг у Б-4. Однако по совершенно непонятным причинам 30 вполне боеспособных 305-мм гаубиц всю войну простояли без дела в Белорусском военном округе.

В 1931 году Артуправление выдало два задания: КБ-2, где работали немецкие инженеры фирмы «Рейнметалл», – на проектирование 305-мм гаубицы на обычном лафете, а заводу «Большевик» – триплекса (400-мм мортиры, 305-мм гаубицы и 203-мм пушки разборного типа, перевозимые на повозках на гусеничном ходу). Кроме того, инженер завода «Большевик» Чернявский в инициативном порядке подготовил проект триплекса (400-мм мортира, 305-мм гаубица и 203-мм пушка на обычном лафете). В 1932 году Артуправление рассмотрело все проекты и на пленуме АУ было принято постановление «утвердить проект комбинированной системы 400/305/203-мм завода «Большевик» для дальнейшей разработки и изготовления опытного образца, а два других проекта КБ-2 и инженера Чернявского отклонить».

Некомпетентность плюс фальсификации
Однако Тухачевский и Ко вследствие своей некомпетентности полностью сорвали все планы создания артиллерии особой мощности. Поначалу эти деятели потребовали, чтобы новые орудия стреляли беспоясковыми снарядами, то есть полигональными, нарезными или подкалиберными. Были испытаны десятки самых экзотических боеприпасов всех трех типов калибром от 203 до 368 мм.

Характерный пример: все типы беспоясковых снарядов, которые непрерывно испытывали в СССР с 1920 по 1938 год, прошли испытания на Волковом поле под Петербургом еще в 1865–1875 годах. Я лично прочитал сотни отчетов о таких испытаниях как XIX, так и ХХ века. И если отбросить фальсификации, то результат совершенно идентичен. Зачем нужно было тратить сотни миллионов народных рублей, не устранив заранее ни одной неизлечимой болезни полигональных, подкалиберных, нарезных и иных беспоясковых снарядов?

Кстати, подкалиберные снаряды предназначались для сверхдальней стрельбы, а о противотанковых подкалиберных снарядах никто и не помышлял, пока немцы в конце 1941 года не применили их на фронте. И еще один небезынтересный факт: первым идентичность испытаний 1920–1938 и 1865–1875 годов обнаружил не я, а один умный артиллерист, отправивший в конце 1937-го подробный доклад об этих поразительных совпадениях наркому обороны, а копию – в НКВД.

В 1934 году Тухачевский и Ко потребовали, чтобы все новые орудия особой мощности монтировались на одном самоходе. Стрельба тоже должна была производиться с него. Сам же самоход существовал лишь в воспаленных головах проектантов.

На конференции Артуправления в декабре 1934 года были рассмотрены проекты 203-мм пушки и 305-мм гаубицы на самоходе. Два самостоятельных проекта последнего разработали завод «Большевик» и опытный завод им. Кирова.

В конце концов выяснилось, что вес системы достиг 106 тонн, а длина перевалила за 12 метров. Габариты не позволяли транспортировать самоход по железной дороге, подавляющее большинство мостов не выдерживало его массы. Если бы он застрял вне дороги, вытащить его было бы нечем…

Лишь после устранения Тухачевского работы над созданием орудий ОМ пошли полным ходом, а дабы напугать бюрократов и халтурщиков, им дали название «Сталинский заказ».

Летом 1937 года комиссия в составе видных советских артиллеристов посетила завод «Шкода» в Чехословакии. Там ей представили образцы 210-мм пушки и 305-мм гаубицы. Ствол пушки был лейнированный, а гаубицы – скрепленный. Затворы у обеих систем клиновые горизонтальные, заряжание раздельно-гильзовое. Не удержусь от авторской реплики: на отчете комиссии какой-то дурак из Артуправления подчеркнул «раздельно-гильзовое заряжание» и размашисто написал: «Это минус – нужно картузное».

Дело в том, что все германские артсистемы, включая особой мощности, даже 800-мм пушка «Дора», имели гильзовое заряжание.

В конце 1939 – 1940 году началось проектирование и чисто отечественных систем: 450-мм гаубиц Бр-23 и 500-мм гаубиц с весом снарядов 1060–1500 кг. Обе системы были разборными: повозки весом 20–26 т перевозились за тягачами со скоростью 25–30 км/ч.

К лету 1941-го
Но, увы, война ждать не пожелала. К началу Великой Отечественной в состав артиллерии особой мощности РВГК входили 281-й гаубичный артиллерийский полк ОМ (30 305-мм гаубиц образца 1915 года), дислоцировавшийся в Орловском ВО, 15 отдельных дивизионов и две отдельные батареи (305-мм гаубицы, 280-мм мортиры), а также один (524-й) тяжелый пушечный артиллерийский полк (24 152-мм пушки Бр-2), 1-я и 6-я отдельные тяжелые пушечные батареи (по две 152-мм пушки Бр-2). Имелась в распоряжении РВГК и артиллерия большой мощности – 33 полка, вооруженных 792 203-мм гаубицами Б-4.

На 22 июня 1941 года РККА располагала 25 280-мм мортирами Шнейдера образца 1915 года и 47 280-мм мортирами Бр-5. 280-мм 48 мортир состояли на вооружении восьми отдельных артиллерийских дивизионов особой мощности. Еще 24 мортиры и четыре 305-мм гаубицы образца 1915 года находились на складах, заводах и полигонах.

Следует отметить, что снаряды для 280-мм мортир Шнейдера и Бр-5 были одинаковыми, а заряды – разными. Снаряды были только старого образца, то есть недальнобойной формы. К июню 1941 года имелось около 7 тысяч 280-мм снарядов и 7,5 тысячи 305-мм снарядов к гаубицам образца 1915 года.

К июню 1941-го почти все боеготовые части артиллерии большой и особой мощности были сосредоточены в наших западных округах. Всего в этих частях насчитывалось 517 203-мм гаубиц Б-4, 17 280-мм мортир Шнейдера и 39 280-мм мортир Б-5.

Нельзя здесь не упомянуть такой любопытный факт. В 20–30-х годах армейское командование проводило опытные стрельбы из 305-мм гаубиц образца 1915 года снарядами 305-мм корабельных пушек. В итоге были созданы Таблицы стрельбы морскими снарядами образца 1907 года и образца 1911 года из 305-мм гаубицы. Для нее подобрали специальный уменьшенный заряд: для снаряда образца 1907-го – 28,46 кг, а для снаряда образца 1911-го – 24,3 кг ленточного пороха.

Живучий миф
Автор не случайно дает скучные данные о снарядах. К сожалению, в отечественной военно-исторической литературе давно говорится о нехватке боеприпасов как в Красной армии, так и в ВМФ СССР. На самом деле за всю войну флот не расстрелял и трети снарядов от 130-мм до 406-мм калибра от общего ресурса да и в артиллерии ОМ всегда был избыток боеприпасов. Другое дело, что они вовремя не доставлялись в части из-за разгильдяйства отдельных военачальников.

И давайте скажем правду – у нас имелся избыток некомпетентных генералов. Так, в финскую войну отдавались приказы вести по дорогам «беспокоящий огонь» из 280-мм мортир Шнейдера, а в Великую Отечественную войну – стрелять из дальнобойных орудий: «Вести огонь в направлении противника до полного израсходования снарядов». И это цитата не из Суворова-Резуна, а из совершенно секретных документов.

Пополнения
Сведения о наличии и выпуске танков, самолетов и полевых орудий перестали быть секретом еще в брежневские времена, а вот данные об артиллерии ОМ до сих пор не опубликованы. Посему рискну утомить читателя таблицей.

В августе 1944 года в составе артиллерии РВГК были сформированы два артиллерийских дивизиона особой мощности. В каждом из них было на вооружении по четыре 211-мм трофейные мортиры (21 cm Mrs.18). В отличие от наших 203-мм гаубиц они имели не гусеничный, а колесный ход и были гораздо мобильнее. Впрочем, лучшей оценкой 21-см мортиры служит то, что наши генералы относили ее к системам особой мощности, а Б-4 – к системам большой мощности. Кроме того, Mrs.18 в боевом положении была намного легче Б-4.

Читайте также:  Рено каптур установка климат контроля

В декабре 1944 года на базе четырех отдельных дивизионов 152-мм пушек Бр-2 и четырех отдельных батарей 210-мм пушек Бр-17 были сформированы три отдельных полка особой мощности (18-й гвардейский, 1-й и 2-й). Каждый из них состоял из трех двухорудийных батарей Бр-2 и одной двухорудийной батареи 210-мм пушек. К концу 1944 года эти полки убыли на фронт.

Всего к 1944 году в РККА имелось девять 210-мм пушек Бр-17. В боеготовность их привели именно в 1944-м. Тогда же впервые были изданы для них Таблицы стрельбы и произведено 4,2 тысячи 210-мм снарядов. Любопытно, что в первой половине 1945 года 210-мм снаряды не выпускались.

305-мм гаубиц образца 1939 года (Бр-18) было изготовлено всего три штуки. Они пошли на формирование 233-го отдельного артдивизиона особой мощности, находившегося в конце войны в Московском ВО. Судя по всему, эти орудия были небоеспособными.

В 1944–1945 годах в состав артиллерии особой мощности включили 16 трофейных 211-мм пушек K.38. (Возможно, так наши генералы именовали и другие типы 21-см германских пушек.) Эти орудия стреляли 120-кг снарядами на дальность 33,9 км. Вес K.38 в походном положении – 25,3 тонны. Система в походном положении перевозилась на трех повозках.

Состав артиллерии РВГК
1.06.1943 1.01.1944 1.06.1944 1.01.1945 1.05.1945
152-мм Бр-2 34 36 28 28 28
203-мм Б-4 653 659 665 766 760
280-мм мортиры 48 48 48 48 48
305-мм гаубицы 29 30 30 29 29
210-мм пушки — — 8 8 8
211-мм трофейные орудия — — — 16 16

211-мм пушками K.38 вооружили четыре отдельных артиллерийских дивизиона ОМ. В каждом из них насчитывалось по четыре орудия. Причем два ОАД ОМ на фронт так и не попали.

Боевые примеры
Об интенсивности применения орудий особой мощности в боевых условиях лучше всего свидетельствует расход снарядов. Так, за всю войну было израсходовано (в том числе утеряно) 39,4 тысячи снарядов к пушкам Бр-2. Из них 8,1 тысяча – в 1943-м, 9,9 тысячи – в 1944-м и 6,4 тысячи – в 1945-м.

Первая тысяча 280-мм снарядов была израсходована в 1943 году, еще 4,7 тысячи – в 1944-м и 8,45 тысячи – в 1945-м.

305-мм гаубицы впервые после 1917 года были использованы в боях на Карельском перешейке в июне 1944-го. Туда было переброшено пять дивизионов ОМ, вооруженных 280-мм мортирами Бр-5 и 305-мм гаубицами. В июне 1944 года на Карельском перешейке было израсходовано около пятисот 305-мм гаубичных снарядов.

В итоге на прорыв линии Маннергейма и выход к Выборгу потребовалось всего 11 дней. Дело решили 305-мм гаубицы и огонь орудий Балтийского флота, а также тяжелые танки КВ и «Черчилль».

Артиллерия ОМ оказалась крайне эффективной при штурме городов, обращенных фашистами в крепости, – Берлина, Познани. Особо отличились наши суперпушки при взятии Кенигсберга, который еще в Первую мировую войну был самой мощной крепостью Германской империи.

Замечу, что укрепления столицы Восточной Пруссии оказались столь мощными, что их не всегда удавалось пробить даже 280-мм и 305-мм снарядами. Так, дивизион ОМ подполковника С. С. Мальцева (шесть 280-мм мортир Бр-5) стрелял по форту № V. В него попало 73 280-мм бетонобойных снаряда, но сквозных пробоин оказалось только две. Тем не менее к 12 часам дня 6 апреля форт прекратил ответный огонь.

Действие же 203-мм гаубиц Б-4 и 122-мм пушек А-19 по фортам оказалось неэффективным. Так, по форту № IV было выпущено 120 203-мм снарядов и 240 122-мм снарядов. Результат – выбоины в кирпичных и бетонных стенах.

Факты из отчетов о взятии Кенигсберга могут у кого-то вызвать сомнения в эффективности советской артиллерии ОМ. Но тут стоит напомнить, что такая же германская артиллерия в 1941–1943 годах показала аналогичные результаты.

Так, за всю осаду Ленинграда 305-мм башенные установки форта «Красная Горка» ни разу не выходили из строя, хотя немцы выпустили по ним сотни тяжелых снарядов. В Севастополе башенные установки батарей № 30 и № 35 восемь месяцев выдерживали огонь германских орудий всех калибров и удары люфтваффе. Вывести башни из строя немцам удалось с помощью двухтонных снарядов 615-мм мортир.

Надо ли говорить, что первые же снаряды советских 450–500-мм гаубиц развалили бы кенигсбергские форты. Но увы, как уже говорилось, все эти гаубицы остались в проекте или в опытных образцах. Тем не менее и имевшаяся артиллерия ОМ внесла огромный вклад во взятие Кенигсберга и спасла жизни тысяч советских солдат.

Вторая мировая война подтвердила, что гаубицы и мортиры особой мощности – самое эффективное оружие при штурме железобетонных укреплений, а также в уличных боях в городах с большими каменными домами. В этом с ними не могла соперничать даже авиация, по крайней мере до принятия на вооружение управляемых бомб.

Источник

Все 12-дюймовки современной России.

В морской артиллерии калибр 305 мм (12 дюймов) — особенный. Это первый т.н. «линкорный» калибр. Нет, конечно, были (и успешно воевали) броненосцы и линкоры с меньшим главным калибром. Но всё-таки настоящий, полноценный, без оговорок, линкор должен иметь пушки калибром 12 дюймов или более.

Последним 305 мм орудием, созданным в России, было 52-калиберное Обуховского завода, принятое на вооружение в 1907г. Предназначалось оно в первую очередь для вооружения линкоров типа «Севастополь»/ «Императрица Мария», а также для использования в береговой обороне. К настоящему времени в России осталось 16 таких орудий в 8 установках — по две трехоорудийные башни на береговых батареях в Севастополе и Владивостоке, 3 железнодорожных транспортера ТМ-3-12 (в Москве, Санкт-Петербурге и на форту Красная Горка), и еще одно на береговом станке на Ржевском артиллерийском полигоне. Также имеется не менее 10 запасных стволов к ним.

305-мм/52 клб. орудие Обуховского завода было очень удачной артсистемой. Мощное, надежное, с большой дальностью стрельбы и отличными показателями бронепробиваемости. Дальность стрельбы 471-кг снарядом обр.1911г составляла 24 — 28 км (124-156 каб.; в зависимости от конструкции установки, типа снаряда и заряда), а дальнобойный фугасный снаряд обр.1928г с усиленно-боевым зарядом мог улететь аж на 40 км. Скорострельность — 2-3 выстрела в минуту.

1. Батарея №30 (Севастополь).

Сооружение бронебашенных береговых батарей близ Севастополя началось в 1913г. Каждая из двух батарей вооружалась 4 12″/52 орудиями в двух башнях МБ-2-12. Из-за грянувшей вскоре революции и Гражданской войны строительство остановилось и обе батареи были введены в строй уже в советское время (в 1929г — 35-я, в 1934г — 30-я). Батареи активно участвовали в обороне Севастополя в 1941-42гг и были уничтожены в конце его осады.

После войны 30-я батарея была восстановлена. Для этого были использованы трехорудийные 1-я и 4-я башни с линкора «Михаил Фрунзе» (быв. «Полтава»), поврежденного пожаром в 1919г и так и не восстановленного. Башни были существенно модифицированы и получили обозначение МБ-3-12-ФМ (в частности, угол возвышения орудий увеличен с 25 до 40 град). Новое обозначение — 459-й башенный дивизион. Батарея была официально расформирована только в 1997г, однако и поныне считается находящейся на консервации. Свободного доступа на батарею нет, однако время от времени (весьма редко) организуются экскурсии.

2. Батарея №981 им. Ворошилова на острове Русский близ Владивостока.

Возведенная в 1931-34гг, это единственная 305-мм башенная батарея, полностью спроектированная и построенная в советское время. Для вооружения батареи использованы башенные установки (2-я и 3-я) линкора «Михаил Фрунзе» (с того же, с которого впоследствии сняли 1-ю и 4-ю для 30-й батареи).

Батарея состоит из двух орудийных блоков, расположенных в 200 метрах друг от друга и соединенных потерной, проложенной на глубине 25 метров, где расположена также силовая станция и прочие вспомогательные помещения.

Башенные установки МБ-3-12 также были модифицированы перед установкой на батарею (в частности, серьезно усилено бронирование); Масса вращающейся части башни — 900 т; Углы вертикального наведения: -3/+25 град; По горизонтали обстрел круговой; Скорость наведения: по горизонту — 5 град/с, по вертикали — 7,5 град/с; Бронирование: стенки — 305 мм, крыша — 203 мм; Макс.дальность стрельбы — 34,5 км. Расчет башни — 75 человек; (у башен на севастопольской батарее №30 угол возвышения был увеличен до +40 град, а вот бронирование лба и стенок осталось прежним — 203 мм, крыша — 175 мм).

Номера орудий в башнях: в 1-й — 73, 93, 133 ; во 2-й — 54, 58, 59 ;

Также на батарее имеется полный комплект (6 шт) запасных стволов: № 20, 60, 83, 92, 160, 161

3. Железнодорожные транспортеры ТМ-3-12
«Транспортер морской, тип 3, калибр 12 дюймов». 3 таких установки были построены в СССР в 1938-39гг и предназначались для использования в системе береговой обороны. 305-мм/52 клб. орудия были взяты с затонувшего в годы ПМВ в Севастополе линкора «Императрица Мария».

В составе 9-й отдельной железнодорожной батареи установки участвовали в советско-финской войне, а в начале ВОВ находились на полуострове Ханко, где их и пришлось бросить при оставлении базы в декабре 1941г, предварительно выведя из строя. Финнам удалось их восстановить, использовав орудия с систершипа «»Императрицы Марии» — линкора «Александр III», в 1920г под именем «Генерал Алексеев» уведенного белогвардейцами в Бизерту. Орудия с него достались французам, которые в 1940г передали 8 из них финнам. После капитуляции Финляндии транспортеры были переданы снова Советскому Союзу (судьба некоторых пушек порой бывает очень причудливой !).

Все три ТМ-3-12 сохранились до наших дней.

Одна — в Музее железных дорог России в Санкт-Петербурге (ствол № 129 ):

Другая — на форту Красная Горка, на южном берегу Финского залива (ствол № 86 ):

К сожалению, у этого орудия отсутствует затвор.

Но, если что, запасной затвор есть в Центральном военно-морском музее:

Третья установка ТМ-3-12 находится в Москве, в музее на Поклонной горе (ствол № 127 ):

Тут же рядом лежит запасной ствол (№ 66 ):

Орудие смонтировано на главной балке, которая каждым концом опирается на две 4-осные тележки (т.е всего в транспортере 16 осей).

Сверху видна система подачи снарядов:

Огонь, в принципе, можно было вести и «с колес», но штатным был способ, когда транспортер заезжал на специально оборудованную позицию, специальной пятой опирался на бетонное основание, а тележки выкатывались из-под главной балки. Таким образом, установка, вращаясь на круговом погоне бетонного основания, могла вести круговой обстрел.

Масса всей установки — до 370 т. Дальность стрельбы — до 30 км. Масса бронебойного снаряда — 471 кг, фугасного — 314 кг. Скорострельность — 2 выстр/мин.

4. Ну и последнее 305-мм/52 клб. орудие, со стволом №89, на специальном полигонном станке стоит на Ржевском артиллерийском полигоне под Петербургом:

Выстрел к 305-мм/52 клб. орудию состоит из снаряда и двух полузарядов:

Виды снарядов и их характеристики:

Практические (учебные) снаряды обр.1911г (m=471 кг., размерами и весом соответствуют бронебойному снаряду) в приспособлениях для транспортировки, полузаряд в пенале, дальнобойный снаряд обр.1928г:

Кроме вышеописанных «морских» 305-мм/52-клб орудий в России есть две «сухопутные» 12-дюймовки: гаубицы обр.1915г. и обр.1939г Бр-18. Обе они находятся в экспозиции Артиллерийского музея в Санкт-Петербурге:

305-мм гаубица обр. 1915г. Выпускались на Обуховском з-де в 1915-17гг. Изготовлено не менее 37 ед. Участвовали в Первой мировой (12 шт. потеряно) и Великой Отечественной войнах. В годы ВОВ 20 гаубиц входили в состав 281-го гаубичного артиллерийского полка особой мощности РГК, состоявшего из 5 дивизионов (322, 328, 329, 330, 331), которые в ходе войны действовали как самостоятельные части. Участвовали в боях на Ленинградском фронте, под Нарвой, Кёнигсбергом и др. местах. Еще 4 орудия служили на Дальнем Востоке (295-й Отдельный Артиллерийский Гаубичный дивизион большой мощности) и участвовали в войне в Японией.
Данное орудие (№2) — единственное сохранившееся. Согласно каталогу музея «за период с 25 июля 1944 г. по 9 апреля 1945 г. из гаубицы произведено 125 выстрелов».

Источник

Adblock
detector