Ракетный комплекс с одной пусковой установкой

Русский ракетный рекордсмен: на одной пусковой установке С-350 — 12 ракет

Зенитно-ракетный комплекс С-350, по мнению военных экспертов, в настоящее время является лучшем в своем классе и предназначен для замены устаревших систем ПВО.

Он является своеобразным рекордсменом, так на одной пусковой установке размещается сразу 12 ракет, каждая из которых может уничтожать предназначенную ей цель.

Источник изображения: Фото «Вестник Мордовии»

Источник изображения: Фото «Вестник Мордовии»

Максимальная дальность стрельбы составляет 60 км, а высота — 30 км. Время приведения средств в боевую готовность с марша — всего 5 минут.

Высокую подвижность ЗРК обеспечивают автомобили высокой проходимости Брянского автомобильного завода.

Источник изображения: Фото «Вестник Мордовии»

Источник изображения: Фото «Вестник Мордовии»

Принятие на вооружение «Витязя» значительно расширит возможности по уничтожению различных средств воздушного нападения, в том числе, баллистических ракет.

В 2019 году этот новейший зенитный ракетный комплекс впервые поступит в воздушно-космические силы. Его получит учебный центр зенитных ракетных войск ВКС в Ленинградской области.

Источник изображения: Фото «Вестник Мордовии»

Как сообщает Департамент информации и массовых коммуникаций Министерства обороны Российской Федерации, перед прибытием новой техники личный состав пройдет переобучение.

А на пусковых установках С-300ПМ и С-400 таких ракет может размещаться до 16.

5П85 излишне велики для ЗУР семейства 9М96. На них их размещение нерационально. Разве только у вас есть избыточное число таких СПУ. Например оставшихся от выводимых из эксплуатации ЗРК линейки С-300П.

Кроме того, по открытым источникам, в ту же 5П85 помешается и 40Н6, наконец-то 🙂 принятая (по некоторым сообещениям :)) на вооружение.

Поэтому "стандартный" ЗРК с 4-мя "стандартными" контейнерами может содержать самые разные (принципиально разные — дальность тут даже не главное) ракеты. И по числу ЗУР (что немаловажно) тоже. Что драматически снижает ценность "визуальных" разведданных (если не сводит их почти к 0). Слишком разные методы наведения, возможности, слишком разные "тактики" противодействия разным ЗУР.

Разные же контейнеры для 40Н6/48Н6/9М96(9М100) — хорошая "подсказка" для преодоления/обхода ПВО.

"Зенитно-ракетный комплекс С-350, по мнению военных экспертов, в настоящее время является лучшем в своем классе и предназначен для замены устаревших систем ПВО."

Эх, времена настали. 🙂 Я тоже хочу в "эксперты" податься — на пенсии. 🙂
В каком, блин, "классе"?
Класс комплекса/системы ПВО определяется, в первую очередь, возможностями ЗУР. Дальность, скорость, маневренность, метод наведения, способ поражения цели. В состав С-350 могут входить ЗУР с дальностью от <40 (9М100) до 150 (9М96Д).

Что значит "лучшая" применительно к ЗУР?

Что значит "лучший комплекс", т.е. набор ЗУР и средств их хранения/применения?

Что значит "устаревшая система ПВО"? Это я не к тому, что не бывает "устаревших систем ПВО". Бывают. 🙂 Это я к тому, что нужно четко понимать, ПОЧЕМУ ИМЕННО система ПВО X стала устаревшей.

Да вот, например — являются ли системы ПВО (и какого) большой дальности (в смысле — порядка 200 км и более) "устаревшими"?

Источник



Зенитно-ракетный комплекс С-350 «Витязь» — очередной надежный страж границ России

С-350 «Витязь» — Российский зенитно-ракетный комплекс нового поколения, предназначенный для поражения воздушных целей малой и средней дальности. «Витязь» начал поступать на вооружение в воздушно-космические силы России в 2020 году. ЗРК С-350 состоит из нескольких систем: машина с пунктом боевого управления, пассивного радара (абсолютно новая для подобных комплексов), машина с пусковыми установками, а так же радиолокационные станции, представляющие собой многофункциональный радар, и всевысотный обнаружитель. Минимальная комплектация ЗРК С-350 состоит из трех машин: пункта боевого управления (50К6А), многофункциональная радио-локационная система (50Н6А) и пусковая установка (50П6А).

Тактико-технические характеристики ЗРК С-350 «Витязь»

На пусковой установке имеется 12 ракет. Машины ЗРК имеют новые шасси производства Брянского автомобильного завода, которые впервые за многие годы используют в качестве несущих конструкций для подобных систем, состоящие из 4-х осей.

На трассе колонна «Витязя» может развить скорость до 60 км/ч. В одиночку же каждый подобный автомобиль может разогнаться и быстрее. Впрочем, скорость не главный козырь брянского тягача, а его проходимость. Обучение личного состава, обслуживающего комплекс, проходит на специально сконструированных тренажерах. Полное развертывание ЗРК занимает не более 5 минут. Причем, личный состав военнослужащих в момент развертывания не бегаю вокруг машин, выполняя свою задачу, как ранее было привычно видеть, а выполняют развертывание не выходя на улицу. В этом также заключается особенность и новизна комплекса С-350, его можно развернуть сидя в кресле командира, оператора и механика-водителя. Ни каких проводов, соединяющих эти машины между собой нет. Каждая машина самодостаточна, и находится на определенном удалении друг от друга.

В боевой расстановке для успешного функционирования ЗРК пусковая установка может находиться на расстоянии до 5 километров, а многофункциональные радиолокаторы до 2-х километров от пункта боевого управления.

Сравнение ЗРК С-350 «Витязь» с другими комплексами

Многофункциональная радиолокационная станция ЗРК С-350 «Витязь»

Многофункциональный радиолокатор способен обнаруживать цели на дальности до 300 километров, завязывать по ним трассы, вести точное сопровождение цели, и наводить ракеты. Каждая такая машина может сопровождать точно 8 целей и наводить на них до 16 ракет. За счет работы в сантиметровом диапазоне достигается высокая точность сопровождения целей.

Если говорить о диапазонах, то современные радио-локационные системы (РЛС) работают с тремя размерами радиоволн: метровыми, дециметровыми и сантиметровыми. Самыми распространенными в мире сейчас являются дециметровые. Это, своего рода, «золотая середина». Они позволяют видеть и далеко и четко. Метровый диапазон на западе долгое время считался чем-то архаичным. В НАТО даже посмеивались, когда в России использовали его на станциях типа «Печера П-18» из комплекса С-125. Однако, в 1999 году во время бомбардировки Белграда именно «Печера» увидела самолет-невидимку, в итоге самолет был сбит.

Самый лучший вариант, это когда метровые РЛС работают в паре с дециметровыми. Именно такую идею всевидящего тандема предложили и сделали в России. Так родился на свет комплекс «Небо-М». Идея и новизна этого комплекса в том, что входящий в его состав РЛС разного диапазона волн работают не независимо, а адаптивно взаимодействуют друг с другом. Это позволяет объединить достоинство этих диапазонов, большие дальности обнаружения всех типов целей, в том числе малозаметных, малоразмерных, выполненных по технологии «Стелс» присущи метровому диапазону и высокие точности измерения координат в коротковолновом диапазоне. Но у радаров и метрового и дециметрового диапазонов есть своя ахиллесова пята – они плохо распознают высокоскоростные малоразмерные цели, например сверхзвуковые крылатые ракеты. А вот радар сантиметровый, который идет в составе «Витязя», их видит. Теперь понятно, почему на С-350 поставили сантиметровую РЛС. К тому же она компактная, если сравнивать с антеннами «Небо-М».

Впрочем, даже такое «зоркое око» нуждается в помощниках. Один из них – антенна пассивной радиолокации. Это конструкция, похожая на кран-манипулятор, которая устанавливается на отдельном машиноносителе. Её зона ответственности – помехи. Она принимает сигнал «помехи» от помехопостановщика. В чем же её важность? Если помехопостановщики будут ставить помехи, то на их фоне просто не видно целей. Как раз для обнаружения помехопостановщиков и используется данная антенна. Простыми словами – это антенна определяет то, что разбрасывает помехи. Так противник пытается запутать следы и укрыться. Но, в случае с «Витязем» этот номер не пройдет. С помощью данных машин определяется точное положение помехопостановщика, выдается целеуказание на пункт боевого управления, и с помощью многофункционального радиолокатора цель обнаруживается и поражается. Данная станция впервые применяется на подобных комплексах.

Пусковая установка ЗРК С-350 «Витязь»

Впрочем, мало обнаружить подобные цели, важно их ещё и поразить. Стрелами «Витязя» являются ракеты малой и средней дальности М-9. Данные ракеты имеют дальность до 120 километров, высота поражения до 30 километров. Используя специальные боевые осколочные части в её составе, ракета может поражать любые типы целей, например скоростной ударный дрон в ближней цели или крылатую ракету в радиусе больше 100 километров. И что самое главное, даже те средства атаки, которые способны летать быстрее пули, вполне рабочая цель для ракет «Витязя». Однако, особые ракеты требуют особых испытаний. Одним из основных требований, предъявляемых к современным системам вооружения, является выполнение боевой задачи в любых погодных условиях. Особенно неприятно для военной техники напичканной электроникой грозы и молнии, и что если они угодят в снаряженную пусковую установку. Последствия могут быть катастрофическими. Поэтому они настолько совершенны, что выдерживают попадание молнии разрядом в тысячи вольт. Для сравнения сила тока зарядного устройства для смартфона это 1-2 ампера, в бытовой розетке около 10 ампер, а при испытаниях ракеты М-9 подвергаются ударам в 90 тысяч ампер.

Читайте также:  Фильтрующая установка для дачи

Ещё одно усовершенствование, которое «Витязь» унаследовал от предшественников С-300 и С-400 система пуска- он вертикальный. Кстати, точно также по принципу вертикального пуска работает и береговой ракетный комплекс «Бастион», и все современные комплексы с баллистическими ракетами начиная от «Ярсов» и «Тополей» на суше, и заканчивая «Булавой» на море. Главному конкуренту российских комплексов -американской ЗРК «Патриот» такое недоступно, он теряет время на доворот пусковой установки в сторону цели.

Пункт боевого управления ЗРК С-350 «Витязь»

Ещё одной немаловажной составной частью ЗРК С-350 «Витязь», если не сказать главной, является Пункт боевого управления, являющегося своего рода полевым рабочим кабинетом. Именно здесь в случае реального нападения и будет приниматься решение на перехват противника. Боевой расчет пункта составляет 3 человека: начальник боевого расчета, как правило это командир зенитно-ракетного дивизиона (центральное место), справа от него располагается оператор управления, который управляет многофункциональными локаторами, и слева располагается оператор пуска, который управляет пусковыми установками и осуществляет пуск ракет. Впрочем, ЗРК способна управляться и в автоматическом режиме, сама в случае нападения и обнаружении цели повторно запускать ракеты, если цель не сбита первой партией выпущенных ракет, выбирая самостоятельно количество запускаемых ракет, в том числе несколькими ракетами накрывая противника шквалом огня. В некотором смысле, это похоже на действие систем залпового огня, когда в определенном квадрате они буквально выжигают все живое. По такому же принципу в воздухе действуют и ракеты «Витязя». Выпущенные залпом, они способны остановить целую стаю самолетов, вертолетов и крупных ударных беспилотников с той лишь разницей, что в отличие от обычных РСЗО ракеты «Витязя» все же имеют систему наведения. Но, может случится так, что и сам «Витязь» будет нуждаться в поддержке. Пока он работает с крупной добычей, кто-то должен избавлять его от назойливых мух. И это кто-то – верный страж «Парцирь».

У «Витязя» есть возможность связать в единую цепь и его самого, и «Панцирь» и комплекс С-400 «Триумф». И что очень важно, эта сеть будет защищенной. Это устройство для телекодовой связи с вышестоящим командным пунктом и с указанными системами установлено в пункте боевого управления С-350. Раньше такого не было.

Понятие сети центричности как в случае с «Витязем», можно объяснить на следующем примере. Допустим есть единый центр управления, которым может быть и национальный центр управления обороной, или самолет А-50. Именно там будут аккумулироваться все данные полученные со спутников, систем разведки, даже просто от пехотинцев разведчиков. И этот центр, словно компьютерный сервер, раздает информацию всем союзным войскам, задействованным в районе. И тогда «Витязь» будет не только получать, но и передавать данные о том, что происходит в воздухе. Так, условный солдат в условном окопе заранее может знать, что в его сторону движется рой самолетов противника. В этой ситуации он как минимум заранее успеет найти для себя укрытие.

Теперь, после того как конструкторы России создали очередной шедевр военной мысли — зенитно-ракетный комплекс С-350 «Витязь», у американцев появился еще один повод поскрипеть зубами. Впрочем, это их проблемы!

Источник

«Темп-С» и «Рубеж» — советские ракетные системы на шасси МАЗ-543 8×8

В предыдущей статье о семействе самых эффективных и востребованных советских четырехосных военных автомобилей-шасси МАЗ-543 (8х8) мы познакомились с их основными параметрами и способностями, а также узнали, что на них базировалась добрая сотня разных видов вооружения и специального оснащения. Действительно, общий состав обширного набора спецнадстроек и кузовов на автомобилях 543-го семейства не поддается полному учету, описанию или упоминанию всех систем, о которых до настоящего времени нет подробных сведений, а часть из них остается закрытой темой.

С момента проектирования этого семейства все входившие в него машины были рассчитаны на установку новых высокомобильных систем ракетного и артиллерийского вооружения, причем для каждой из них шасси подвергались определенной доработке и приспособлению.

В этой статье мы расскажем о самоходных пусковых установках (СПУ) оперативно-тактических ракетных комплексов (ОТРК) 9К72 и «Темп-С», а также первой береговой системе «Рубеж», смонтированных на шасси МАЗ-543.

Ракетная пусковая установка комплекса 9К72 на шасси МАЗ-543 (фото автора)

Разработкой таких систем занималось специальное КБ завода «Баррикады» из Волгограда. Там же осуществлялись сборка и испытания прототипов, а серийное производство было развернуто на Петропавловском заводе тяжелого машиностроения в Казахской ССР. За каждой ракетной системой тянулись длинные цепочки транспортно-заряжающих машин (ТЗМ) и подвижных средств обеспечения.

Ракетный комплекс 9К72 (1962–1987 гг.)

Прототип этой системы на автомобиле МАЗ-543 появился в мае 1962 года и стал победителем сравнительных испытаний. Его первый публичный показ состоялся 7 ноября 1965-го во время парада на Красной площади, и через два года ОТРК 9К72 с дальностью поражения 300 км был принят на вооружение. Он не имел никакого словесного кодового наименования, но в то же время проводилось проектирование еще более мощной ракетной системы «Эльбрус», название которой в ряде непрофессиональных источников ошибочно присваивали комплексу 9К72.

Удивительно, но весь этот комплекс умещался на одной автономной СПУ 9П117 для запуска баллистических ракет с жидкостными двигателями и различными боеголовками, в том числе ядерными. Конструктивно эта установка стала одной из самых оригинальных, богато укомплектованных и наиболее распространенных машин такого рода. Ее богатое оснащение позволяло самостоятельно выполнять весь цикл операций от погрузки и подготовки ракеты до ее запуска. На машине имелись двухсекционная стрела для подъема ракеты в вертикальное стартовое положение и откидывавшаяся назад кран-балка для ее перегрузки непосредственно с транспортной тележки без применения ТЗМ или обычного крана.

Источник

Наши ракеты достанут США даже из могилы

В этой связи у руководства Советского Союза сформировались две задачи: скорейшим образом нарастить общее число МБР и создать тяжелую ракету, соответствующую новым требованиям. Ракета должна была нести значительно более мощный ядерный заряд, преодолевать систему противоракетной обороны (ПРО), длительное время храниться в заправленном состоянии при максимальной боеготовности. Для гарантированного ответного удара при ядерном конфликте необходимо было существенно укрепить ШПУ, рассредоточить их (одиночные шахтные старты), автоматизировать предстартовые работы и ввести дистанционное управление пусками ракет.
Старт ракеты Р-36П

Увеличить численность боевых ракет в НИИ-88 (головной научно-исследовательской организации отрасли) предложили за счет ракет легкого класса. ОКБ-586 М. К. Янгеля в инициативном порядке разработало два проекта малогабаритной жидкостной ракеты Р-37 с одной и двумя ступенями.

В начале 1961 г. ОКБ-52 В. Н. Челомея, пользуясь поддержкой Н. С. Хрущева, тоже начинает разработку боевых ракет. Он предлагает варианты универсальной ракеты (УР) разных модификаций — УР-100, УР-200, УР-500. Проект ракеты УР-100 — по существу аналог ракеты Р-37 ОКБ М. К. Янгеля.

Читайте также:  Установка откосов и обои

Для продвижения своего проекта ракеты Р-37 М. К. Янгель написал обращение к Н. С. Хрущеву. М. К. Янгеля поддержали руководители отрасли, главком РВСН маршал С.С. Бирюзов, Председатель ГКОТ1 Л. В. Смирнов, представители НИИ-88. Вопрос решался на самом высоком уровне. Для рассмотрения проектов ракет собралось руководство во главе с Н. С. Хрущевым. На совещании было принято компромиссное решение — делать обе ракеты. Постановление по поводу ракеты УР-100 вскоре вышло в свет, а разработка ракеты Р-37 была остановлена. ОКБ-52 В. Н. Челомея начало разрабатывать межконтинентальную баллистическую ракету с моноблочной головной частью. В 1967 г. ракета легкого класса была принята на вооружение. КБ «Южное» впоследствии все же разработало ракету легкого класса. Но это уже было третье поколение боевых ракет, и об этом расскажем позже.

Помимо легких ракет, в основных ракетных ОКБ Советского Союза в тот период начинается разработка тяжелых боевых ракет. Перед разработчиками были поставлены новые задачи. Необходимо было создать ракету, способную нести самый мощный из всех существующих ядерный заряд, увеличить время нахождения в заправленном состоянии до пяти лет (при действующих на тот момент одном-двух месяцах), обеспечивать способность преодолевать американскую систему ПРО.

В ОКБ-1 С. П. Королева начались работы по созданию глобальной ракеты ГР-1. Она должна была выводить на околоземную орбиту специальную ступень, которая, по сути, могла осуществлять последующий выход на цель практически с любого направления. Это значительно затрудняло бы работу ПРО противника.

ОКБ-586 М. К. Янгеля выступило с проектом тяжелой МБР Р-36 со стартовой массой порядка 180 тонн в двух вариантах: баллистическом и орбитальном. ОКБ-52 В. Н. Челомея, в свою очередь, предложило МБР УР-200, проект которой во многом был аналогом Р-36.

Правительством было дано разрешение на разработку всех предлагавшихся ракетных комплексов, чтобы впоследствии иметь возможность выбора наилучших образцов для принятия на вооружение. Основные ракетные КБ страны вступили в открытое соревнование за разработку лучшей МБР.

Письмо М. К. Янгеля Н. С. Хрущеву

Начало ракетного соперничества

До конца 1962 года оба ОКБ завершили предварительную проработку своих проектов «легких» ракет, и решение вопроса перешло в политическую плоскость — на уровень ЦК КПСС и советского правительства. Так началось соревнование между двумя знаменитыми сегодня ракетными конструкторскими бюро, обернувшееся в итоге победой Владимира Челомея. Оно было напряженными и драматичным — настолько, что о степени накала страстей можно судить даже по сухим строчкам официальных документов и воспоминаниям непосредственных участников событий.

Учебная ракета УР-100 на ноябрьском параде в Москве.

Стремительное развитие событий началось вскоре после Нового года. 19 января 1963 года зампред Совета министров СССР, председатель комиссии Президиума Совета министров по военно-промышленным вопросам Дмитрий Устинов, министр обороны маршал Советского Союза Родион Малиновский, председатель Госкомитета Совмина по оборонной технике Леонид Смирнов, председатель Госкомитета Совмина по радиоэлектронике Валерий Калмыков, председатель Госкомитета Совмина по химии Виктор Федоров и главком РВСН Сергей Бирюзов направили в ЦК КПСС такое письмо:

«Сов. секретно ЦК КПСС В соответствии с поручением нами, с привлечением ученых и специалистов, рассмотрены предложения главных конструкторов тт. Макеева, Исаева, Янгеля и Решетнева о разработке малогабаритных ракет ампульного типа с автономной системой управления.

Создание такого типа ракет будет дальнейшим шагом в развитии ракетной техники. Конструкция ракет предусматривает возможность нахождения в заправленном состоянии в шахте в течение 10 лет, вместо 30–90 суток существующих ракет, а широкое внедрение автоматизации процессов подготовки и пуска ракет (дистанционное управление) существенно уменьшает количество обслуживающего персонала и обеспечивает сокращение времени готовности от 1 до 5 минут (существующие — 15–30 минут), что значительно повышает боеготовность ракетного вооружения.

Указанные качества по условиям эксплуатации и простота стартов приближают ампульные ракеты к ракетам на твёрдом топливе, а в части энерговооруженности двигателей и габаритов они будут иметь преимущества.

На основании проведенных в СКБ-385, ОКБ-10 и ОКБ-586 Госкомитета по оборонной технике проработок, считаем целесообразным поддержать предложения главных конструкторов о разработке в 1963–64 гг. одного автоматизированного ракетного комплекса с малогабаритной ракетой Р-37 ампульного типа с дальностью стрельбы в диапазоне от 2000 до 12 000 км, вместо предлагаемых двух ракет на дальность 4500 и 12 000 км, но с двумя вариантами боевых головок: на дальность 12 000 км со спецзарядом … в тротиловом эквиваленте и на промежуточную дальность 4500 км со спецзарядом …

Просим одобрить представляемый проект Постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР по данному вопросу».

Фамилии конструкторов, упомянутые в этом письме, требуют пояснения. Виктор Макеев — на тот момент главный конструктор (с 1957 года), а вскоре и руководитель СКБ-385, разрабатывавшего и производившего баллистические ракеты для советских подводных лодок. Алексей Исаев — руководитель ОКБ-2 НИИ-88, разрабатывавшего жидкостные ракетные двигатели и теорию их работы. А Михаил Решетнев — начальник ОКБ-10 (незадолго до этого бывшего филиалом ОКБ-1 Сергея Королева), с ноября 1962 года занимавшегося темой создания ракеты-носителя легкого класса, переданной ему из янгелевского ОКБ-586. Одним словом, все специалисты, упомянутые в этом письме — представители организаций, прямо связанных с Госкомитетом по оборонной технике, прямо подчиненным и непосредственно курировавшимся Дмитрием Устиновым.

Но уже через одиннадцать дней, 30 января по итогам заседания Совета обороны СССР принимается протокол №30, в котором есть такой пункт:

Пять лет под компонентами топлива (обеспечение герметичности топливных систем Р-36)

Одним из основных требований к ракете Р-36 было требование о нахождении ракеты в заправленном состоянии на боевом дежурстве не менее пяти лет. Для сравнения — ракеты ОКБ-586 первого поколения могли стоять в заправленном состоянии 30 дней. Со временем компоненты топлива проникали в поры металла, и изделие «давало течь». Однажды представитель ГУРВО2, председатель комиссии по работе с ракетой для выяснения причин негерметичности, с удивлением сказал:

«Все говорят, что потекло изделие. Я думал, что тут надо подставлять ведро. А оказывается что эту сквозную негерметичность не то, что увидеть, а специальным течеискателем нельзя обнаружить».

Приступая к решению задачи обеспечения герметичности топливных систем, специалисты не предполагали, что те изменения, которые произойдут в конструкции, технологиях, металлургическом производстве станут научно-техническим прорывом.

Агрессивные компоненты топлива, применяемые на ракете, кроме токсичности и высокой химической активности, обладали еще и высокой капиллярной проницаемостью своих паров. Накапливаясь в отсеках ракеты, пары компонентов топлива оказывали разрушающее действие на приборы, кабельную сеть, неметаллические материалы, могли стать причиной отравления персонала. Результаты исследований диффузионных процессов компонентов топлива через металл показали, что все разъемные соединения оказались проницаемы для компонентов. Разработчики вводили сварные швы вместо разъемных и продолжали совершенствовать разъемные соединения. Для получения качественных сварных швов совместно с Институтом электросварки Е. О. Патона были созданы специальные сварочные автоматы аргонно-дуговой сварки с вращающимся электродом.

Герметичность топливных систем на первых ракетах (Р-12 и Р-14) контролировалась методом обмыливания разъемных соединений, находящихся под избыточным давлением. На ракете Р-16 была внедрена проверка на герметичность топливных систем методом «щупа» с помощью гелиевого течеискателя. На ракете Р-36 чувствтельность гелиевого течеискателя была повышена в 50 раз по сравнению с Р-16.

При исследовании на проницаемость сварных швов обнаружилось, что они тоже «текут». Металл имел свои дефекты — пористость, микротрещины, микроскопические газовые пузыри и др. Потребовалась большая работа по улучшению качества металла на металлургических заводах, там были внедрены новые уникальные технологии: одинарный и двойной вакуумно-дуговые переплавы металла, рафинирование, продувка аргоном и даже процеживание жидкого алюминия через стеклоткань. Это позволило повысить качество металла для ракет.

Компоновочная схема ракеты Р-36.

Эскизный проект ракетного комплекса Р-36 с ракетой 8К67 был выпущен в 1962 г. Боевой комплекс строился по схеме «одиночные старты», т. е. ШПУ размещались рассредоточенно, на удалении 7–11 км одна от другой. Такая схема, позволяющая повысить живучесть ШПУ при ядерном воздействии, впоследствии стала классической и называлась ОС (одиночный старт). Управление и контроль за состоянием шахты, подготовка к пуску и пуск ракеты должны были осуществляться дистанционно с командного пункта. В ШПУ ракеты применялась сдвижная крышка и газодинамический старт ракеты из пускового стакана на работающих маршевых двигателях. Одиночная ШПУ имела глубину 41,5 м, диаметр ствола 8,3 м и диаметр пускового стакана 4,64 м.

Читайте также:  Работа установка окон иркутск

Размещение ракеты Р-36 в ШПУ

После установки ракет и заправки внутренние полости топливных баков изолировались от атмосферы системой предохранения. Ампулизированная ракета должна была храниться в заправленном состоянии в течение всего гарантийного срока. Первоначально этот срок составлял пять лет, впоследствии был доведен до семи с половиной лет. В ходе разработки ракеты Р-36 организа-ии — разработчики ядерных зарядов провели цикл испытаний и создали новые, более совершенные заряды. Правительственным Постановлением № 182-80 «О замене специальных зарядов на ракете Р-36 и введении дополнительного заряда А604Г» на ракете Р-36 был установлен самый мощный в мире (и до настоящего времени) термоядерный заряд. Одна ракета могла уничтожить любую цель, а также стартовую позицию ракеты с существовавшей тогда защищенностью.

Рулевой двигатель второй ступени ракеты Р-36

Двигательная установка первой ступени ракеты Р-36

Межконтинентальная баллистическая ракета шахтного базирования УР-100 (8К84).

УР-100 (Универсальная Ракета) (Индекс ГРАУ — 8К84, по классификации МО США и НАТО — SS-11 mod.1 Sego) — советская жидкостная двухступенчатая межконтинентальная баллистическая ракета шахтного базирования. Принята на вооружение постановлением Совета Министров № 705—235 от 21 июля 1967 года. Головной разработчик — ОКБ-52 (руководитель — В. Н. Челомей). Изготовитель — Машиностроительный завод имени М. В. Хруничева, Омский авиационный завод и другие.

УР-100 стала самой массовой МБР из всех принятых на вооружение РВСН. С 1966 по 1972 было развёрнуто 990 пусковых установок этих ракет. Максимальное количество одновременно находящихся в эксплуатации ракет УР-100 и УР-100М — 950 единиц. Разработка межконтинентальной баллистической ракеты 8К84 была начата в ЦКБ машиностроения под руководством В.Н.Челомея в соответствии с постановлением ЦК КПСС и Совмина СССР от 30 марта 1963 года.

Первые пуски 8К84 по программе летно-конструкторских испытаний на полигоне Байконур проводились

Схема наземной ПУ УР-100

с наземной пусковой установки. В 1964 году началось строительство ШПУ ОС. Для испытаний на полигоне были построены десять шахт глубиной 32 метра и один командный пункт. Первый пуск с наземной ПУ проведен 19 апреля 1965 года, первый пуск из ШПУ – 17 июля 1965 года. Всего по программе ЛКИ было проведено 60 пусков. Испытания завершились 27 октября 1966 года. 24 ноября 1966 года первые полки с МБР 8К84 в ШПУ ОС были поставлены на боевое дежурство под населенными пунктами Дровяная Читинской области, Бершеть Пермской области, Татищево Саратовской области, Гладкая Красноярского края. Ракетный комплекс 8К84 был принят на вооружение Постановлением СМ 705-235 от 21 июля 1967 года. В 1964 году Московский Машиностроительный завод имени М.В.Хруничева приступил к производству ракет. Серия 8К84 была также развернута на Омском авиазаводе № 166 (ПО “Полет”) и Оренбургском авиазаводе № 47 (ПО “Стрела”).

Первоначально В.Н.Челомей предполагал использовать ракету 8К84 в вариантах МБР, противоракеты и баллистической ракеты для подводных лодок и надводных кораблей, и проект противоракетной системы “Таран” с использованием 8К84. Проект противоракетной системы “Таран” с использованием 8К84 был закрыт в 1964 году. Проект морского варианта УР-100М разрабатывался в 1963-1964 годах и также не был реализован.

“Легкие” МБР 8К84 наряду с “тяжелыми” 8K67 сделали возможным достижение количественного паритета с США в 60-х годах. Эти ракеты могли нести боевое дежурство в заправленном состоянии, что позволяло практически постоянно поддерживать их в состоянии высокой боеготовности. Развертывание ракет отличалось очень высокими темпами. К концу 1969 г. было развернуто около 860 ракет 8К84 и 170 ракет 8K67. К 1971 г. количество развернутых 8K67 было доведено до 260, а 8К84 – до 990. Кроме этого, в 1968 г. была принята на вооружение первая советская твердотопливная межконтинентальная ракета 8K98. Эта ракета была поставлена на боевое дежурство, однако масштабы ее развертывания были ограничены 60 пусковыми установками.

Модернизация ракеты 8К84 привела к созданию МБР 8К84М с улучшенной системой управления и повышенными тактико-техническими характеристиками. Летно-конструкторские испытания модернизированной ракеты на полигоне Байконур были завершены в 1971 году после проведения двенадцати успешных испытательных пусков. Комплекс был принят на вооружение 3 октября 1972 года. Доработка проводилась прямо в шахтных пусковых установках МБР 8К84 на стартовых позициях позиционных районов. В 1974 году 8К84 была снята с вооружения. На смену ей пришли более совершенные, обладающие повышенными тактико-техническими характеристиками и боевыми возможностями ракеты новых поколений в том числе: 15А20, 15А30/15А35, 15А15 и др.

Модернизация МБР УР-100М УТТХ

23 июля 1969 на полигоне Байконур начались летные испытания МБР УР-100М УТТХ, имевшей более совершенную систему управления с расширенными возможностями по переприцеливанию ракеты, новую облегченную головную часть с повышенной надежностью и комплекс средств преодоления систем ПРО. Были модернизированы ряд систем ракетного комплекса, что улучшило эксплуатационные характеристики. С марта 1970 года эти ракеты стали поступать в боевые части.

В 1971 году на вооружение принимается новая модификация ракеты, получившая обозначение УР-100К. Она превосходила своих предшественниц по точности стрельбы, надежности и эксплуатационным характеристикам. Были доработаны двигательные установки обеих ступеней. Повышен ресурс работы ЖРД, а также их надежность. Длина топливного отсека первой ступени увеличилась. Масса полезной нагрузки возросла на 60 %.

Система управления на этой ракете позволяла дистанционно выбрать с командного пункта полетное задание для стрельбы и ввести данные в бортовые устройства. За счет применения режима форсированного разгона гироблоков удалось сократить время технической готовности ракеты к пуску.

Ракета могла нести «легкую» или «тяжелую» моноблочную головную часть с термоядерным зарядом. Дальность полета составила 12000 км (больше чем у «Минитмен-2»), а КВО — 1100 м. Высокая надежность предопределила долгий срок эксплуатации этого БРК. Последние ракеты этого типа были сняты с боевого дежурства в конце 1994 года.

8К84. Крышка ШПУ массой 40 тонн. На контейнере с ракетой защитная мембрана.

15П020 С МБР УР-100К (15А20) Контейнер со снятой мембраной. Газоотводящая рещетка.

В 1971 году была произведена последняя модернизация ракеты, получившая обозначение УР-100У. ЛКИ проводились на полигоне Тюра-Там с 16 июня 1971 года. Моноблочная головная часть была заменена на три разделяемых боевых блока рассеивающего типа мощностью 350 кт. Утяжеление головной части привело к сокращению максимальной дальности до 10500 км, однако эффективность поражения площадных целей заметно увеличилась. Позднее рассеивающая РГЧ была заменена на новую, типа MIRV. В конце 1973 года первый ракетный полк с этими ракетами заступил на боевое дежурство.

8К84 была выполнена по схеме “тандем” с последовательным разделением ступеней и плотной компоновкой отсеков. Ракета конструктивно состояла из первой и второй ступеней и головной части.

В корпусе первой супени 8С816 размещались: четыре маршевых ЖРД 15Д2 (РД-0217) с поворотными соплами, пневмогидравлическая система, система опорожнения баков и приборы системы управления. Корпус был выполнен по несущей схеме и состоял из трех отсеков: хвостового, топливного и переднего. Топливный отсек, выполненный из алюминиевого сплава АМг-6, представлял собой неразъемный блок, состоящий из бака окислителя и бака горючего, которые разделялись общим совмещенным двойным днищем.

Источник

Adblock
detector